В берёзовом борке - продолжение

Берёзовый борок протянулся на многие километры вдоль берега живописного озера Горькое.

Главная | Мой профиль | Выход     | Регистрация | Вход                                                                                  Вы вошли как Гость | Группа "Гости"  

Меню сайта

Категории раздела
 
вести с Алтая [8]
Сегодня [0]
На малой родине. [61]
В Германии [7]
От автора. [2]
   
                            

Новости

Яндекс.Новости


ТВ-онлайн
Русские каналы

Русские каналы


Мини-чат

Фото и видео

фотогалерея

видео


На отдыхе

онлайн игры


Настройся!

Проверьcя!

Расслабиться!

Взбодриться!


Форма входа



История села.(продолжение )





        Как только появились волнения в народе и обнаружились первые попытки нападать
        скопом на лесные дачи, тотчас же стали организовывать летучие отряды конной стражи
        для охраны боров. Разумеется, наиболее подходящими для этого были бы возвратившиеся
        из армии нижние воинские чины. Но, домохозяева-солдаты опасались поступать в местные
        летучие отряды, так как им приходилось бы нередко действовать против своих же
        односельчан, которые впоследствии отомстили бы ревностным стражникам если не поджогами
        их домов, то, «во всяком случае, сожгли бы в будущем у них сено в стогах или хлеб в
        кладях». Охрана «из голыдьбы» в данных обстоятельствах была неблагонадежной.

        Идея Розанова применить войска военной охраны против самовольно вырубающих леса крестьян
        не нашла поддержки губернатора и командующего войсками округа. В сложившейся ситуации,
        как пишет сам ВРИО начальника Алтайского округа Розанов, «мне ничего не оставалось более,
        как только увеличить число летучих отрядов конной стражи. А так как события шли одно за
        другим с крайней быстротой, телеграммы, нарочные, эстафеты поступали ко мне по временам
        непрерывно, то я не успевал своевременно испрашивать разрешений вашего сиятельства на
        наем дополнительной стражи, ибо не мог предвидеть необходимого количества ее. Вследствие
        сказанного в Павловском имении мной доведены летучие отряды дополнительной лесной стражи
        до 54человек, из которых небольшая часть охраняют конторы управляющего имением и его
        помощников, а с остальными стражниками чины администрации имения совершают обьезды лесных
        дач.» (Из рапорта Розанова управляющему Кабинетом.)


        16 марта 1906г. временно исполняющий обязанности начальника Алтайского округа Розанов сам
        лично выехал в Павловское имение. Обьезжая селения расположенные на кромке бора начиная
        от р.Оби, он убеждал крестьян покориться закону относительно выемки и секвестра самовольно
        нарубленного леса. Собирая сельский сход в селениях, он предлагал порубщикам «добровольно
        открыть себя и переписаться, показав при этом в списке по совести – кто и сколько бревен,
        какой длины и толщины самовольно срубил».

        В своем рапорте управляющему Кабинетом Розанов описывает как начались массовые порубки в
        окрестностях селения Гилев-Лог. Аналогичная ситуация могла побудить крестьян к самовольным
        порубкам леса в любом другом селе, в том числе и в Черной Курье. Розанов докладывает:
        «Массовые порубки крестьяне с.Гилева-Лога и окрестных деревень стали совершать с того
        времени,как в это село возвратился с родины, из Европейской России, местный житель из
        переселенцев Иван Семенов Федин, присутствовавший при погромах усадеб на родине и при
        порубках леса, а может быть, и принимавший личное участие в этих беспорядках. Его
        рассказы вскружили голову народу…»
       (Революционные события на Алтае в 1905-1907гг. Сборник документов.Барнаул,
        Алт.кн.изд.,1967.С.111-112.)

        Из Гилева-Лога Розанов направился в с.Бутырское, где «объяснил порядок и дал указание
        местному надежному лесному смотрителю Майору относительно предстоящих ему занятий по
        секвестру леса в окрестных селениях.»
        По всем незаконным порубкам составлялись акты, производился секвестр (изьятие
        нарубленного леса), выявлялись личности порубщиков для привлечения их к уголовной
        ответственности.Зачинщиков высылали в Нарым.

        Из донесения «заступающего место начальника Алтайского округа» Маслова в Кабинет при
        Министерстве двора о положении в лесничествах после свержения самодержавия – «Доношу,
        что о событиях государственного переворота в Алтайском округе стало известно из
        агентских телеграмм только 3 марта с.г., т.е. на четвертый день после их совершения.
        С этого времени резко нарушено течение общественной жизни и обычный порядок в жизни округа.
        Народное волнение, сбивчивые толкования наступившего момента, полное отсутствие всяких
        известий из кабинета и неизвестность судьбы министерства двора, когда все остальные
        министерства перешли в ведение новых министров, все это поставило округ в черезвычайно
        тяжелое условие и не давало возможности ориентироваться в положении.
        Разгоревшиеся страсти в толпе на митингах, открытое выражение желаний раздела всего
        кабинетского имущества и смелые выступления против администрации округа возбудили уныние
        среди служащих и полную неопределенность положения.»
        (ЦХАФ АК Ф.4Оп.4.Св.287.Д.3934.Л.37-38)


        Зима 1907 года выдалась холодной. Трескучие морозы стояли недели три-четыре, не спадая,
        рождественские плавно перешли в крещенские, затем в афанасьевские и без малой передышки
        продолжались до конца января.

       -Дело привычное – говорили коренные сибиряки-чернокурьинцы, кутаясь в шубы и тулупы из
        овчины.
        Неуспевшие как следует обжиться на новом месте пенские переселенцы, особенно тяжело
        переносили суровое дыхание своей новой родины - Сибири. Наспех построенные хатенки,
        не обустроенные внутри и снаружи, некоторые еще не покрытые соломой или камышом, хоть
        как-то могли спасти от холода, если в печи постоянно горел огонь. Дров не хватало.

       -Знамо ль дело, бор вотон за селом – рукой подать, ан нет!
        С прошлой весны лесничие свирепствуют. Мелкий сухостой и тот рубить запретили.

       -Дескать в прошлом году уж нарубили! А чаво ж нарубили то? Всё ж позабрали. Секвестра
        говорят!
(Временная конфискация,)
        Хворост и тот доставался нелегко.

       -Не подмажешь – не поедешь! Готовь, мать, горилку за дровами поедем!

 


       В конце марта и первой половине апреля 1917 года крестьяне округа самовольно смещали
       администрацию лесничеств, устанавливали льготные таксы отпуска леса, захватывали земли,
       производили массовые порубки леса, громили конторы лесничеств.
       О положении в Касмалинском лесничестве мы узнаем из донесения того же Л.Маслова от
       21 марта 1917 года. Здесь «вследствие волнения населения, избиения местного пристава и
       угроз, лесничий собрал стражу к себе и ожидает распоряжений.» Начальник округа приказал
       «стражу разослать на места, никаких активных действий не принимать, войти в сношение с
       местным комитетом общественного порядка и в случае выступления со стороны населения,
       ограничиваться разъяснениями положения и уступить только насилию.»
       Летом 1917 года ситуация еще более обострилась. Из сводки управления Алтайского округа
       от 1 июня 1917 года – «…в лесничествах полная анархия. Комитеты общественного порядка
       или бессильны или же настроены враждебно и идут в поводу у кучки горланов. Крестьяне
       упорно, несмотря ни на что, захватывают казенные земли и леса, или же, что чаще делают,
       делят их «по душам», рубят и везут.»(ЦХАФ АК Ф.4Оп.4.Св.287.Д.3924.Л.101.)

       Во время Гражданской войны как белая, так и Красная армии проводили постоянные
       мобилизации. «Белые идут через село – набирают, красные идут – набирают. Парней 19-20 лет,
       кто не успел по коноплям спрятаться, всех забирали» - вспоминали старожилы села
       Черной Курьи – моей малой Родины.
       По трудным партизанским тропам и дорогам, перенося голод, холод и лишения, совершая
       дерзкие налеты на колчаковцев, прошли, покрывая себя славой многие партизаны-чернокурьинцы.

       Многие не вернулись домой. Красный партизан, лихой кавалерист Осинцев Зиновий Иванович
       погиб в бою под Рубцовском. В жарком бою в с.Мельниково убит Богачев Павел. После тяжелого
       ранения под Солоновкой умерли Калешкин Кондрат, Германов Нестор.
       (Книга трудовой славы // Монахов Н.И. Краткая история хозяйства. 1967г.)

       В бою под Малыми Бутырками погибли партизаны-чернокурьинцы:
       Косилов Степан Романович,Листофоров Степан Филиппович,Жариков Нестор Панфирович,
       Денисенко Михей,Трунов Матвей,Храмов Никита.

* * *

      В первое время после революции Россия оставалась преимущественно крестьянской страной
      по составу населения и по социально-культурному облику. К концу 20-х годов объективный
      ход социально-экономического развития, прежде всего развертывание индустриализации страны,
      остро поставил проблему подъема сельского хозяйства. В это время около 120 млн. крестьян
      обрабатывали мелкие клочки земли с помощью примитивных орудий. Тяжелый ручной труд
      обеспечивал им всего-навсего поддержание существования.
      В 1927г. в стране насчитывалось примерно 24 млн. крестьянских хозяйств, каждое из
      которых в среднем имело 4-5 га посева, одну рабочую лошадь и одну корову. Среди орудий
      производства сохранились еще деревянная соха и серп. Лишь 15% хозяйств имели те или
      иные машины конной тяги.
      Беднота не могла прокормиться собственным хозяйством, и вынуждена была сдавать землю
      в аренду кулаку и наниматься на работу к зажиточным или нанимать у них рабочий скот
      и инвентарь.

      Нам, живущим в ХХI веке, трудно представить себе картину этих отношений, их кабальный
      характер. Не только у безлошадной бедноты, но и у маломощных середняков своего хлеба не
      хватало до «новин». С февраля-марта (а иным и раньше) приходилось брать его у зажиточных
      и кулаков в долг до нового урожая. При обычной в деревне норме оплаты займа у богатого
      соседа «пуд на пуд», «рубль на рубль» (100% сезонных, а не годовых!), при невозможности
      для большинства «заемщиков» погасить долг хлебом же или деньгами это означало кабальные
      отработки у «заимодавца», или сдачу ему земли в аренду по кабальной расценке, или то и
      другое вместе. Так начинался один из циклов кулацкой кабалы. Другой начинался с найма
      бедняком лошади для сельскохозяйственных работ в своем «хозяйстве». Обычная расценка
      «лошадиной подмоги» была такой: «Или пуд в день, или бабе жать пять дней» (для средней
      полосы России). Оплата найма лошади плюс инвентаря составляла часто до половины урожая.
      (так и говорили: «исполу») Чаще всего при отработке за лошадь вообще не считали, сколько
      дней отработали, так как работали столько, на сколько позовут, и тогда, когда позовут.



      В 1929году в Черной Курье была организована коммуна. Вдохновленные призывом партии, 
      активными её организаторами были Беляев Семен      Александрович, Иванова Мария,
      Михалева Александра, Мельников Кузьма, Ключников Петр, Зайцева Евдокия («Матросиха»).
      На практике все оказалось гораздо сложнее, чем в теории. В центре села, там, где сейчас
      школа и стадион были построены длинные жилые бараки. Каждой семье в них отводилось жилое
      помещение с отдельным входом. Столовая была общей, в ней по очереди женщины готовили обеды.
      Недалеко от жилых бараков находился скотный двор, где содержали крупный рогатый скот,
      свиней, овец и коз, приведенных сюда крестьянами-коммунарами при вступлении в коммуну.
      Очевидцы тех событий рассказывают, что вскоре после создания в коммуне начался голод.
      Коммунары съели почти весь скот, стали ходить по дворам не вступивших в коммуну крестьян.
      Забирали продукты, в основном яйца и сало. Не хватало корма и скоту. Когда нечем стало
      кормить оставшихся два десятка дойных коров, кто-то предложил «выход». Коммунары стали
      снимать солому с крышь своих старых жилищь и давать животным.
      Вспоминает Деминова Пелагея Ивановна – «Днем коммунары накормили коров старой соломой.
      Ночью в коммуне переполох, все сбежались на скотный двор. Скотина подохла. Мертвых
      животных сгрузили на телегу, повезли за паскотину. Вся коммуна шла за телегами. Бабы выли,
      причитая как по умершему.»
      Такая форма организации хозяйства в селе просуществовала недолго, чуть больше года.
      В 1930-м году коммуна в Черной Курье распалась.

      Необходимо было избрать иные формы ведения коллективного хозяйства. Наученные примером
      коммуны крестьяне шли на создание коллективных хозяйств с неохотой. Масло в огонь подлили
      хлебозаготовите компании 1928, 1929годов, в ходе которых применялись черезвычайные меры.
      Проводились обыски по крестьянским дворам, конфисковывались не только излишки хлеба, но и
      запасы как едового, так и семенного зерна. Часто изымали инвентарь. Дело доходило до
      рукопрекладства, физического насилия. Все это происходило на фоне объявленного партиеей
      наступления на кулачество. Черезвычайные меры против зажиточных крестьян не ограничивались
      конфискацией хлебных запасов. Владельцы многих из них были осуждены по обвинению в
      спекуляции,а против тех, кто осмеливался вслух осуждать насилие применялась
      статья 58-10 УК РСФСР (контрреволюционная агитация).
      Положение усугублялось в это время тем, что очень часто под разряд кулаков подпадали
      крестьяне-труженники. Своим трудом и усилиями они выращивали хлеб, который по осени
      приходилось сдавать государству за бесценок, а весной покупать втридорога.
      К тяжелым последствиям вело и индивидуальное обложение сельскохозяйственными налогами
      наиболее зажиточной части деревни.
      Введенное в 1928году, оно вызвало резкое переобложение не только кулаков, но и середняков.
      Налог использовался в целях выполнения хлебозаготовительных планов.Позиции зажиточного
      крестьянства в 1928-1929годах подрывались также принудительным выкупом у них
      сельскохозяйственной техники, изъятием земельных излишков.
      (По материалам: Данилов В.П., Иваницкий Н.А. О деревне накануне и в ходе сплошной
      коллективизации.// Документы свидетельствуют: Из истории деревни накануне и в ходе
      коллективизации, 1927-1932гг. М.:Политиздат, 1989. С.9-50.)


      Недовольных ссылали в Нарым – лесисто-болотистую местность на севере Томского уезда по
      обоим берегам реки Оби. Нарымская ссылка возникла ещё в XVIIIвеке. Сюда ссылали в
      основном политических: декабристов, участников польского восстания 1863-64годов.
      Суровый климат и тяжелейшие бытовые условия существования приводили к массовой гибели
      ссылаемых сюда в советское время крестьян и членов их семей.

      В январе-марте 1930года происходят массовые выступления крестьян против насилия по всей
      стране. В начале марта правительством были приняты меры по исправлению ошибок и перегибов
      в колхозном строительстве и раскулачивании. 2марта 1930года был опубликован исправленный
      Примерный устав сельхозартели, одновременно с ним вышла статья Сталина «Головокружение от
      успехов». В ней вся ответственность за «перегибы», то есть за насилие над крестьянством,
      возлагалась на местных работников.
      Началась новая волна сплошной коллективизации. На этом этапе в организации колхозов заметно
      возросла роль экономических факторов (началось широкое строительство машинно-тракторных
      станций и т.п.), более систематической и целенаправленной стала деятельность партийных и
      советских органов.

      В 1930году в Черной Курье было организовано несколько колхозов:

          Колхоз «Труд»
      Организатор и первый председатель - Гуляев Алексей. Его сменил Боровской Михаил Андреевич,
      за ним председателем был Якушев Иван Федорович.

        Колхоз «Буденный»
      Первый председатель колхоза – Барамыкин Степан Павлович, один из первых коммунистов на селе.

        Колхоз «Красный партизан»
      Организатор и руководитель колхоза – коммунист Сухоруков Василий Аксенович.

       Сельхозартель «Память коммунаров»
      Ею руководил Шевелев Федор Степанович.

        Промартель «Новая жизнь»
      Первый руководитель и организатор – Иванова Мария.
      (Книга трудовой славы // Монахов Н.И. Краткая история хозяйства. 1967г.)

      Крестьянство прошло через коллективизацию, изменившую не только условия труда и систему
      социальных отношений, но и сам строй его мыслей, настроений и привычек. Сложившуюся в
      30-х годах систему сельского хозяйства, характеризовали методы внеэкономического принуждения
      и командование, отрицание присущего крестьянину хозяйского отношения к земле, замена
      многообразия и самодеятельности хозяйствования на земле единственной формой крупного
      производства. Коллективизация обернулась настоящей человеческой трагедией. Миллионы крестьян,
      с семьями были оторваны от земли, родных мест, бедствовали и погибали в лагерях и ссылках.
      Но для многих и многих бедняцких хозяйств коллективизация стала «спасательным кругом».
      Вступая в коллективное хозяйство они получали возможность жить, работать на родной земле,
      получить начальное образование.

     
     Продолжение следует.

      Благодарность  автору за предоставленный материал:     Пшеничному  А.Г. 


Связь

автору

мнение


Спорт на Алтае


Темы


Друзья сайта

  • Создать сайт
  • Все для веб-мастера
  • Программы для всех



  • Погода

    Черная Курья


    Праздники

    Праздники Германии


    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0


    Форма входа



    Сайт управляется системой uCoz

    PressaRu.EU-Газеты, журналы (пресса) Европы на русском. Мир путешествий и приключений WoSoft.ru - программы для всех Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NET Информеры: Интересные факты